21:04 

Князь со княгиней сходилися...

Iskra_
Биофизик и биокит
На меня находит. Второй раз. Первый был ясно когда. Так вот, меня как фолковика и немножко ролевика серьезно трогает изображение русской свадьбы. С мытьем в бане, причитаниями и расчесыванием косы на две гребнем, обмакиваемым в вино. А также история влюбленности, выбора, смотрин, сговора, родительского благословения и... а черт возьми, вы меня поняли!

Под катом - маленькая подборка. Особняком - описание свадьбы из "Скрута" Дяченков. Она не древнерусская, но уж очень свадьба.

Н.А. Некрасов
"Кому на Руси жить хорошо"

Крестьянка
Глава I. До замужества

На парней я не вешалась...
Да как я их ни бегала,
А выискался суженый,
На горе — чужанин!
Филипп Корчагин — питерщик,
По мастерству печник.
Родительница плакала
...
А батюшка со сватами
Подвыпил. Закручинилась,
Всю ночь я не спала...

Всю ночку я продумала...
«Оставь, — я парню молвила, —
Я в подневолье с волюшки,
Бог видит, не пойду!»

— Такую даль мы ехали!
Иди! — сказал Филиппушка. —
Не стану обижать! —

Тужила, горько плакала,
А дело девка делала:
На суженого искоса
Поглядывала втай.
Пригож — румян, широк — могуч,
Рус волосом, тих говором —
Пал на́ сердце Филипп!

«Ты стань-ка, добрый молодец,
Против меня прямехонько,
Стань на одной доске!
Гляди мне в очи ясные,
Гляди в лицо румяное,
Подумывай, смекай:
Чтоб жить со мной — не каяться,
А мне с тобой не плакаться...
Я вся тут такова!»

— Небось не буду каяться,
Небось не будешь плакаться! —
Филиппушка сказал.

Пока мы торговалися,
Филиппу я: «Уйди ты прочь!»,
А он: — Иди со мной! —
Известно: — Ненаглядная,
Хорошая... пригожая... —
«Ай!..» — вдруг рванулась я...
— Чего ты? Эка силища! —
Не удержи — не видеть бы
Вовек ему Матренушки,
Да удержал Филипп!
Пока мы торговалися,
Должно быть, так я думаю,
Тогда и было счастьице...
А больше вряд когда!

Велел родимый батюшка,
Благословила матушка,
Поставили родители
К дубовому столу,
С краями чары налили:
«Бери поднос, гостей-чужан
С поклоном обноси!»
Впервой я поклонилася —
Вздрогнули ноги резвые;
Второй я поклонилася —
Поблекло бело личико;
Я в третий поклонилася,
И волюшка скатилася
С девичьей головы...


Самодива
"Свадебная"


Плыли, выплывали две ладьи,
Две ладьи, да две красныи,
Всем корабли изукрашены,
Якори то их посеребряны!
Нос да корма - по-звериному,
А бока те были по-туриному,
Мачты в небесах возвышалися,
Ой да волны кораблями рассекалися.

Тонки паруса, дорога парча,
Жемчугом они сокатилися!
То князь со княгиней сходилиса,
Ой, да золотым кольцом обручилиса.


Алатырь
"Свадебная"


Завтра не расплетёт мне никто моей косы,
Никто не погубит моей девичьей красы!
С молодым казаком убегу из-под венца,
Не пойду за стариком - не послушаю отца!

Припев:
У него борода от печи до ворот,
А на плешь погляди - вши водят хоровод!
У него - ну погляди! - бородавка на носу,
Да разве можно мне с таким
Загубить свою красу?!

Все вокруг пускай уснут, и тогда, при луне,
Я с милым моим через поле, на коне...
Не ищи меня отец, не ищи меня родня,
С нелюбимым под венец - это всё не про меня!

А кто в этом во дому? 90 лет кому?
Ой, люли, ай люли, 90 лет кому....
А вот тому старику, он лежит да на боку
Ой люли, ай люли, он лежит да на боку,
А он думает лежит, как до сотни лет прожить
Ой люли, ай люли, как до сотни лет прожить.
А подарит Вареньке черевички аленьки,
Ой люли, ай люли, черевички аленьки.


Марина Цветаева
"Молодец"


1 МО'ЛОДЕЦ

...
— Проводи меня, Маруся,
До ворот?
* * *
Уж ты кось-околица,
Калитка косящата.
— Небось, пням не молимся:
У купца в приказчиках.

Чай, не задаром:
Звону — хоть брось!
Красным товаром
Тоже, небось!

Наши баньки топлены,
Наши кони — скореньки.
А село — на што тебе?
Небось — с колоколенкой.

Сердь моя руса,
Спелая рожь —
Сердце, Маруся,
Замуж пойдешь?

2 ЛЕСЕНКА

Пляши, мати,
Коль не лень!
У нас в хате
Велик-день.

Меня, ветку,
Алый плод,
Соко'л в женушки берет!

— А сказал тебе отколь?
— Глаза-волосы как смоль!

— А сказал тебе из чьих?
— Одно сердце — на двоих!
...

Марина и Сергей Дяченко
Скрут


* * * Старший брат Вики, Кааран, с дозволения родителей собрался привести в дом жену. Девочка сперва решила, что Кааран приведет малолетнюю, как она сама, невесту, – однако будущая Кааранова жена оказалась взрослой девушкой, и девочка ощутила нечто вроде обиды.
Все объяснила вездесущая Лиль. Не всякий мужчина может себе позволить, как Аальмар, растить невесту и ждать; ветвь Каарана не так богата и не так близка к стержню рода, потому Кааран поступает против обычаев предков, и в этом нет ничего удивительного, нынче так делают почти все…
Девочка хмурилась. Ей казалось, что обычаи рода– чужого рода, в который ей только предстоит войти! – оскорблены. Впрочем, когда-то давным-давно ее собственные родители шокированы были предложением Аальмара, эти обычаи почитающего; воистину, «в каждом селении – свой колодец». Там, где она родилась, и свадьбы-то игрались совсем по-другому; теперь она наблюдала за праздничными приготовлениями с горячим, несколько болезненным любопытством.
Столы через весь двор, вышитые скатерти, визг поросят и кудкудахтанье кур, ароматы коптильни– все это бывало и в ее родном селении тоже. На ее родине, как она помнила, еще и овечку к воротам привязывали – черную, если невеста черноволоса, белую, если она белокура, тонкорунную, если приданое достаточно богато, и стриженую, если замуж идет бесприданница…
Теперь овечки не было. Был матрас, по традиции набиваемый семью разновидностями душистых трав, и, что особенно поразило девочку, – красная простыня для новобрачных.
Простыня была из шелка. Ее купили заранее и развесили во дворе на веревке; там она и провисела до свадьбы, переливаясь всеми оттенками алого, приковывая девочкин взгляд и почему-то вызывая тревогу. Простыня была как символ тайного и страшного, связанного с обрядом сочетания мужчины и женщины; Большая Фа, распоряжавшаяся, по обыкновению, всем и вся, находила время напомнить девочке, что она уже большая, что и ее свадьба не за горами и скоро такая же красивая простыня будет приготовлена для нее…
Девочка испытывала странное чувство. Всеобщая радость передавалась и ей – но на дне радости жил страх.
На свадьбу явилось множество полузнакомых и вовсе незнакомых людей; девочка чувствовала по отношению к себе умеренное любопытство. Умеренное, потому что центром внимания была, конечно же, невеста.
Ее звала Равара. Ее русые волосы, незаплетенные, опускались до колен и мешали разглядеть платье– а платье было изготовлено за пять ночей тремя искусными мастерицами, и опытный глаз легко читал по нему всю историю девушкиного рода. Шесть пышных юбок, одна чуть короче другой, символизировали пять ветвей ее славной семьи, и по краю самой длинной шел яркий узор, призванный оберегать от злых чар; похожая в своем наряде на молодую, посеребренную инеем елку, невеста почти ничего не ела и не пила, а только обходила, по традиции, гостей, кивала, опускала глаза и снова возвращалась к жениху, чтобы, нагнувшись, коснуться губами пряжки его пояса.
Жених, Кааран, старший брат Вики, смеялся взахлеб, пил вино из кувшина и запинался, начиная положенную традицией речь к гостям; все женихи волнуются на свадьбе, потому что первая брачная ночь – испытание. Невеста должна быть девственна, жених должен быть силен, и никакое оправдание не поможет, если одно из этих условий не соблюдется. Умудренный опытом мужчина или зеленый мальчишка
– все равны перед обычаем; жених должен проявить свою мужскую силу в полной красе, и нет более тяжкого позора, чем осрамиться в эту, самую особенную ночь. Если молодая жена встанет с постели девственницей, мужа ее никто больше не назовет мужчиной. Никогда; потому даже здоровый и сильный Кааран томился сейчас, боясь и ожидая решительной минуты.
Младший брат его Вики ходил королем. Правда, к празднику его голову неудачно остригли, и теперь он казался младше своих лет – худым и, с точки зрения девочки, каким-то жалобным.
Девочка наткнулась на него в толпе; от Вики пахло вином. Видимо, щедрый брат против закона угостил и его тоже; Вики еще года два ждать совершеннолетия, когда, по традиции, ближайшие родичи напоят его допьяна– чтобы сразу познал тягость похмелья и впредь был умерен. А до того дня вкус вина знать не положено…
Мальчишка поймал ее осуждающий взгляд и счастливо усмехнулся:
– Ты же не побежишь жаловаться? Нет?.. И сразу же, не дожидаясь ответа:
– Сейчас понесут подарки в спальню… Двери дома были распахнуты настежь; гости, выстроившись по ранжиру, со смехом и прибаутками ввалились в комнату супругов, и девочка, пойманная за руку Большой Фа, первым делом увидела высокую, разукрашенную цветами постель. Кружевное одеяло было кокетливо откинуто, открывая взорам красную шелковую простыню; гости по очереди возлагали к подножию постели разнообразные, цветами же увитые дары. Девочка успела разглядеть только серебряное зеркальце в богатой оправе да грузный свиток лилового бархата– прочее потонуло в лентах и украшениях, и девочкин взгляд неотрывно прикипел к постели, и почему-то вспомнился Аальмар – как он носит ее, больную, на руках, бормочет на ухо песенку без смысла, с одним только ласковым напевом… Красная простыня. Красная.

@темы: подборка

URL
   

Пять килограммов вакуума

главная