Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:34 

Про эмо и мой отсутствующий талант

Iskra_
Биофизик и биокит
У меня ужасные проблемы с выражением собственных мыслей на бумаге. Когда я пытаюсь писать серьезно, получается стеб. Когда я пытаюсь писать стеб, получается фигня.

Например, про эмо мне неинтересно писать серьезно. А выстебывать эмо я не хочу. Получилась, если честно, полная фигня. =((( Гениальный цикл рассказов придется отложить на неопределенное время, ибо позор будет неимоверный. =((

Ладно, читайте, материте, чего уж, не жалко ///_Т

Только давайте договоримся - я к эмо отношусь очень неплохо, и не надо на меня обижаться. Это все равно бесполезно. Я и сама прекрасно понимаю, что эмо такими не бывают. Это всего лишь стеб.


Страйфи чистила ванну. Вообще-то, она не очень любила нежиться в горячей воде, чаще обходилась душем. Но сегодня был совершенно особый случай.
Голову Страйфи по привычке наклоняла к левому плечу, чтобы вытекающие из правого глаза слезы скользили по носу, не размывая тушь.
Держать щетку наманикюренными ногтями было неудобно. Страйфи помучилась несколько минут и отбросила щетку.
- К черту! Все равно помирать! – громко сказала она.
- Мяу? – уточнила кошка Муся.
- Мяу, - мрачно подтвердила Страйфи и, забывшись, сморгнула.
Этого делать было никак нельзя. Ресницы тут же склеились, сидевшая на стиральной машине Муся замутилась и поплыла.
- А, чтоб тебя…
Страйфи вытерла глаз тыльной стороной ладони, размазав тушь по всему лицу. Челку заправила за ухо и показала язык заляпанному белой пастой зеркалу. Пошевелила сережку в языке.
«Страйфи, ну разве можно так переживать из-за какого-то идиота? Да он ни разу не стоит твоих слез. Не плачь, маленькая, у тебя еще таких сто штук будет…»
Страйфи вспомнила слова мамы и разревелась. Громко и с рыданиями. Забив на размазанную тушь.
- Мяяяу, - сочувственно протянула Муся.
- Ты не понимаешь, Муська… и ты, мама, не понимаешь! Ты вообще когда-нибудь любила, мам? Так, чтоб до капли, до дна? Не верю…
- Мяу!
- Я же от него детей хотела! Фамилию его примеряла… глупость, да?
- Мяу!
- Он – первый не-эмо, которого я вправду любила. Мне казалось, он все понимает, хоть он и не из тусовки…
- Мяу!
- Как он мог общаться со своим этим самым «другом»? Вернее, черт с ним, с другом. Зачем он врал, что любит меня?
В памяти всплыли собственные наивные слова: «Ты – тоже эмо, Андрей, просто пока не понимаешь этого…»
И от этого стало так противно, что Страйфи успокоилась, подобрала щетку и продолжила чистить ванну.

От горячей воды поднимался пар. Страйфи невидяще смотрела в зеркало над раковиной, пока оно не запотело. Муся спрыгнула с колен Страйфи и ушла в коридор. Становилось слишком жарко.
- Добраться бы до этого друга – ебальник весь бы ему разбила… хотя нет, драться – это не по-эмовски. Мы же пацифисты. Или нет, пацифисты – хиппи… К черту, обидно умирать, понимая, что этот «друг» будет спокойно и безнаказанно жить.
- Мяу, - из коридора поддакнула Муся.
- Наверное, если я умру – Андрей прекратит с ним общаться.
- Мяу!
- Что – мяу? Вот ты, Муська, представь: есть у тебя парень. Очень симпатичный кот, и ты его любишь. А потом узнаешь, что друг этот кота – антимуська. Говоришь своему коту, мол, или он – или я! А кот лапами спокойно так разводит и заявляет, что этот антимуська – нормальный парень, а тебе не мешало бы сменить имя или там цвет шерсти…
Страйфи честно не собиралась плакать. Слезы полились сами. Девушка сердито тряхнула прической:
- Ладно, чего тут реветь.
Сперва Страйфи собиралась принести в ванную колонки, но передумала. Все равно провода у колонок короткие, а искать удлинитель не хотелось.
Так что она просто наугад выбрала плейлист – абсолютно случайно это оказались совсем не эмовские Otto Dix – и врубила звук погромче. Резать вены больно, а музыка заглушит крики, если что.
Страйфи встала перед зеркалом. Отражение в нем было верхом уродства. И как раньше она жила в таком гадком теле? Нет, валить, валить из этого мерзкого телесного мешка.
- Мяу? – спросила Муся.
- Мяу, - ответила Страйфи и вздрогнула.
Через голову стянула полосатый розовый свитер. Почти минуту тупила, разглядывая в зеркале удивленную черепашку, нарисованную на футболке. Интересно, почему раньше черепаха казалась ей эмо-животным?
Футболка упала к ногам, Страйфи завела руки за спину, и вслед за футболкой полетел лифчик с клубничками. Затем ремень с хромированным пистолетом. Потертые серые джинсы. Трусики.
- Ну все, Муська. Пойдем в ванну, - с чувством глубокого мазохистского удовлетворения позвала Страйфи.
Бритву она заранее положила на полочку с шампунями. Ну, теперь все пойдет гладко. Страйфи попробовала рукой воду и завопила.
- Кипяток! – благим матом констатировала она.
Муся вспрыгнула на бортик ванны и попробовала лапой воду.
- МЯУ! – возмущенно сказала она и, абсолютно согласившись с хозяйкой, гордо ушла из ванной.
Страйфи выключила свет. Уходить из жизни при свете – пошло. Это следует делать в приятном полумраке. Правда, при выключенной лампе получалась скорее кромешная тьма, чем полумрак, так что пришлось оставить открытой дверь.
Пальчик ноги, пробно сунутый в воду, покраснел и вообще выразил недовольство. Кипяток ни разу не остыл, но Страйфи упрямо сжала зубы.
- Ничего! Так и надо. Зато уж точно не откачают!
Ритуал укладывания ненавистного, но сопротивляющегося тела в горячую воду занял несколько минут. По крайней мере, успело смениться две песни Диксов.
А теперь следовало снова встать, чтобы взять с полки бритву. Страйфи пошарила рукой среди баночек с шампунем…
Плюх! Плюх!
- Блин!!!
Страйфи лихорадочно вытащила из ванны сразу три флакона, вспоминая, не было ли среди них открытых. Видимо, были, потому что флаконы оказались скользкими, и два из них Страйфи тут же снова уронила.
Третий и четвертый извлеклись из воды нормально, зато на пятом Страйфи подскользнулась и с размаху шлепнулась в воду.
- Чтоб тебя черт побрал, и шампунь, и ванну, и Андрея, и всех антиэмо, - прошипела Страйфи. Вытаскивать скользкие бутылочки из воды в темноте на ощупь оказалось ни разу не увлекательным занятием.
Страйфи выбралась из ванны, включила свет, выловила бутылочки. А затем пережила самое страшное потрясение.
В дверь позвонили.
Сердце сделало двойное сальто. Кому сейчас понадобилась ее маленькая скромная жилплощадь, предназначенная стать последним пристанищем души эмочки?
Мозг быстро выстроил варианты по степени вероятности:
1. Вернулись родители
2. Притопал кто-то из друзей
3. Притопал кто-то из друзей отца
4. Притопала подруга мамы
5. Училка Марья Николаевна выполнила-таки страшное обещание прийти домой и поговорить с родителями
6. Страшные террористы хотят всех уничтожить
7. Андрей осознал свою ужасную ошибку и пришел мириться
Звонок стал настойчивее. Дрожа, Страйфи замоталась в полотенце и пошла открывать.
На пороге стояла соседка.
- Это у вас тут музыка так орет? – сурово поинтересовалась она. – Будьте добры сделать потише.
- Хорошо, хорошо, сделаю, - устало согласилась Страйфи.
- Нет уж, будь добра прямо сейчас. И почему ты в таком виде? Родители дома?
- В каком виде? Голая и в полотенце? Ну наверное потому, что я мылась, а? – хамовато предположила Страйфи.
- Почему у тебя косметика размазана по всему лицу? – уточнила соседка.
Страйфи вздохнула. Даже умереть спокойно не дают.
- Это что, криминально?
- Нет, но приличные девушки так не красятся. Убавь музыку.
Страйфи вытолкала соседку в коридор и подкрутила колонки. В чем-то соседка была права. Орущие Диксы ужасно действуют на нервы.
- Боже, как это все меня достало, - патетично сказала Страйфи и решительно щелкнула по названию «Любимый немец».
Вернувшись в ванну, Страйфи сперва нашла бритву и только потом выключила свет. Во избежание.
Приставила бритву к запястью.
Все, приготовились. Сейчас. На припеве любимой песни. Нет, на проигрыше после припева. Черт, оказывается, после этого припева нет проигрыша. Значит, на следующем припеве.
В коридоре зазвонил телефон.
Выбегая мокрая из ванны, Страйфи поскользнулась и голой попой проехалась по паркету. Кошка Муся посмотрела на нее с явной профессиональной завистью. Конечно, здорово, когда голая хозяйка катается по коридору на пятой точке, но намного успешнее, если ты сам это устроил, бросившись ей под ноги. Сэкономь на цирке, развлеки себя сам.
В трубке послышался голос Киро. Лучшая подруга, куда деваться.
- Привет. Что делаешь?
- Привет. Эм…. Ну… книжку читаю!
- А я с Чижом поссорилась, представляешь!
Чиж – это ее парень. Совершенный дурак, если честно. Даже прозвище у него дурацкое. Ссорятся они по пять раз на дню.
Пока Страйфи, скучая и ковыряя ногтем телефонный провод, выслушивала нытье подруги, любимая песня закончилась. Потом закончились еще три песни.
- Да не парься, Киро. Твои проблемы – фигня, если честно. Разве можно так переживать из-за какого-то идиота? Да он ни разу не стоит твоих слез. Не плачь, маленькая, у тебя еще таких сто штук будет, - заученно утешила Страйфи, дождавшись, пока Киро сделает паузу, чтобы перевести дыхание.
«У него ведь нет друга-антиэмо», - мысленно добавила она.
- Вот увидишь, завтра твой Чиж сам прибежит мириться, - сказала Страйфи в трубку.
- Правда? Ты правда так думаешь? Откуда ты знаешь?
«Да оттуда, что я знаю вас уже два года, и он каждый раз так делает…»
- Спасибо, Страйфи! Я знала, что ты меня поймешь. Слушай, а можно, я куплю вина и приеду к тебе?
Только не это!
- Нет, Киро, наверное, лучше не надо…
Мимо Страйфи прошествовала Муся, гордо задрав хвост. Страйфи что-то смутно заподозрила.
- Пока, Кирусик, будут еще проблемы – звони, выслушаю…
Торопливо попрощавшись, Страйфи вернулась в ванную. Черт, именно это она и подозревала. Пока она лечила Киро, вода в ванне остыла. Теперь в ней с комфортом плавала кошка. Грациозно вытягивая лапы и приглашая полюбоваться на нее, такую умницу.
- Муся! Брысь отсюда! Это не для тебя! Это чтобы я умирала! – искренне возмутилась Страйфи.
Кошка посмотрела на нее взглядом санитарки в психушке. Ты чего, хозяйка, двинулась? Кто же умирает от горячей ванны? Лучше смотри, как я умею! Мурр!
И Муся гордо перевернулась на спину.
- Муся, ты вообще знаешь, что нормальные кошки не умеют плавать на спине? – вздохнула Страйфи и подхватила Мусю под живот.
- МЯЯЯЯУ!
- Ай! Дурочка! – крикнула Страйфи и выронила мокрую кошку на пол ванной. Кошка яростно встряхнулась, окатив голую Страйфи водой и залив пол.
Страйфи лизнула розовые полоски, появившиеся на запястьях, и показала расцарапанные руки Мусе:
- Муся! Ты моей смерти хочешь? – укоризненно спросила она. – Что молчишь? Понимаешь, что виновата? Кто это сделал, а?
Кошка не понимала. Кошка хотела плавать.
Вытолкав кошку в коридор, Страйфи закрыла дверь на защелку и выпустила воду. Надо набрать снова, горячей.
Ну вот, набрала. Снова осторожный ритуал укладывания себя в кипяток.
Бритва.
Вот она, бритва. Вот рука. Ну давай же, режь!
Страйфи легко, без нажима провела по запястью лезвием. Наметила линию.
Теперь всего-то нужно провести еще раз, посильнее, и кровь польется – ничем не остановишь. Страйфи хотела увидеть кровь, хотела, чтобы красная жидкость растеклась завитками по горячей воде ванной.
Только пусть руку разрежет кто-нибудь другой! Это же больно! Что она, идиотка, чтобы добровольно причинять себе боль?
Ну давай же, уговаривала себя Страйфи. Ведь ты же не боишься, когда у тебя кровь из пальца на анализ берут?
Ага, конечно не боюсь, ответила себе Страйфи. Так не боюсь, что в прошлый раз чуть в обморок не хлопнулась. А на прививки в медкабинет до сих пор хожу последняя, когда все сознательные одноклассницы уже отмучились и вместе пошли вытаскивать меня из убежища в туалете.
Страйфи вспомнила, что закрыла дверь на защелку. Вот сейчас она умрет – и родителям придется ломать дверь, чтобы войти в ванну. Пожалев родителей, которым придется покупать новую задвижку, или даже новую дверь, Страйфи вылезла из ванны.
- Лужа с меня не хуже, чем с Муськи, - виновато пробормотала она, отодвигая защелку.
Когда Страйфи вернулась в ванну, крови ей расхотелось. Между прочим, кровь – не просто красная жидкость с соленым вкусом, а полноценная часть ее, Страйфи. Лежать в ванне с разведенной кровью – фу, гадость!
Лампа под потолком мигнула два раза и погасла.
- Что за черт! Перегорела! – выдохнула Страйфи.
Дело даже не в том, что родная ванная вдруг стала жутковато-зловещей. Холодные кафельные стены подступили ближе, но это не главное.
Главное то, что в темноте красная кровь кажется черной!
Черная кровь. От одного словосочетания желудок Страйфи похолодел и подпрыгнул к горлу.
Страйфи вспомнила, как бывший парень уговаривал ее поступать в мединститут.
- Иди к нам! Будешь жмуриков в анатомичке резать! – вдохновенно предлагал он.
- Ага! Какие жмурики? Я и крови-то боюсь! – пугливо открещивалась Страйфи.
- Да ладно! Вот если палец порежешь – что, страшно?
- Ну, палец – не страшно. Там мало крови!
- А ведро крови – страшно?
Ведро крови… Нечто, по мнению Страйфи, настолько же невозможное, как литр клеветы, килограмм ненависти или метр равнодушия.
Страйфи вдруг очень четко представила себе это ведро. Огромное эмалированное ведро с железной дужкой, до краев заполненное черной кровью. Ее, Страйфи, кровью.
Представила и отбросила бритву.
- Иди нахуй, тварь! Ты не получишь моей крови, ни капли, понял?! – крикнула она кому-то, кто все это время наблюдал за ней. Почему-то она представила его как огромного разбухшего жмурика, радостно лыбящегося мягким ртом.
Выскочила из ванны, пощелкала выключателем – бесполезно, распахнула дверь. Выбежала в коридор, рывком открыла шкаф, наскоро вытерлась полотенцем. Не стала сушить голову, плевать на это! Мокрым полотенцем стерла тушь с щек. Быстро, судорожно начала одеваться.
- Мне на всех насрать, ясно? Я буду жить! Ты обломишься, тварь! – бешено рычала Страйфи сквозь зубы.
Джинсы, любимая футболка. Слишком нервные движения.
- Слишком дорого захотели – крови Светланы Ризак! Жизни Светланы Ризак!
В последнюю очередь накинула куртку.
- Теперь все иначе!
Не имеет смысла брать с собой телефон, все равно он не работает. В правый карман джинсов – ключи от квартиры, открыть дверь, подъезд, четыре оборота ключа, вниз на лифте…
Небо!
Зажатое панельными десятиэтажками, серое, низкое, но все-таки небо!
Всего три квартала – можно пройти пешком. Добраться до его квартиры и сказать в лицо все, что она о нем думает!
И он вернется к ней, забыв своего идиотского друга, а может наоборот, рассмеется, заржет, как идиот, и тогда Страйфи будет знать, что он не стоит ее крови.
Ларек с мороженым. Слишком поспешно ушла из дома, забыла деньги, а то сейчас купила бы стаканчик.
Светофор. Смешной зеленый человечек.
Панк с ярко-малиновым ирокезом.
Серые голуби.
Полосатый кот на открытой форточке первого этажа.
Смешной вентилятор в окне. Все вокруг смешное.
Все вокруг как в тумане.
Шоссе. Большой куст закрывает кусочек дороги, но раз студент справа пошел вперед, значит, переходить можно? Здесь же зебра.
Наверное, если бы у Страйфи был с собой плейер, в наушниках сейчас играли бы Animal ДжаZ.
«Джинсы порезаны, лето, три полоски на кедах…»
В плечо вцепилась рука студента. Страйфи вскинула удивленный взгляд, успела заметить, как лицо студента искажается ужасом, а в следующее мгновение что-то сильно врезалось в ее левый бок. Страйфи упала, ударилась затылком так, что выступили слезы. Что-то мягкое потекло по лицу. Намокла шерстяная кофта.
- Пьяная скотина! – заорал кто-то, люди на переходе засуетились, зашумели.
«Нет! Зачем? За что? Ведь я же так хотела жить…»
Затем стало темно.


URL
Комментарии
2009-09-11 в 18:22 

Что-то и смешно и грустно... :alles:

2010-02-21 в 23:35 

Riada.
чепуха, чепуха.... говорю тебе: все чепуха! (с)
ты умеешь писать... я не профессиональный ценитель, но.. но прочитала ведь, не отрываясь! живо. и есть что-то эдакое.. цепляет. живет)

2010-02-22 в 03:30 

Iskra_
Биофизик и биокит
Riada. хм... спасибо. :)
...девочку жалко (

URL
   

Пять килограммов вакуума

главная